Без заголовка

Ты – чистокровный.

Выданная этим летом бумажка в твоем кармане с министерской печатью и спасительным словом в правом верхнем углу – гарантия того, что ты будешь жить.

Ты – элита строящегося на твоих глазах нового мира.

Ты считаешь глупцами тех, кто, имея тот же статус, что и ты, не желает им пользоваться и с достойным лучшего применения рвением добивается того, чтобы стать врагом нового режима.

Ты с презрением смотришь на них, новоявленных борцов за справедливость, не желая понимать и принимать их поступки.

Потому что ты знаешь правду.

Маггловские выродки – грязь этого мира, и без них он станет лишь чище и светлее, а те, кто отрицает это – враги.

Но вот наступает очередной, ничем не приметный урок ЗОТИ, который меняет все.

Блеющий, до омерзения приторно-хрипловатый голос нового преподавателя без спросу врывается в сознание, пока ты наблюдаешь за плывущими вдаль облаками, и заставляет каменным изваянием застыть на месте.

Требовательные, приказные нотки, скрывающиеся где-то в глубине туповатого, озлобленного, но довольного происходящим взгляда дают понять – у тебя нет выбора, если откажешься – никто не поймет.

И ты, плохо осознавая, что делаешь, словно находясь в тумане странного, отупляющего забвения, которое мог бы подарить империус, поднимаешь волшебную палочку.

Слово легко срывается с твоих губ.

Слишком легко.

Кажется, эта легкость стоит тебе души.

«Круцио!»

И словно кто-то невидимый остервенело рвет на части полотно твоего привычного мира, чтобы тут же хаотично начать сшивать разрозненные, чужие друг другу куски замшелой материи, делая это медленно и мучительно, до ноющей боли в висках и колющей – на сердце.

А потом, выяснив наконец, что эти куски друг другу не подходят – вновь разрывает все на части, чтобы начать болезненный процесс заново, и так – снова и снова, раз за разом, сводя с ума и не давая покоя истерзанной, проданной круциатусу душе.

И вот, ты начинаешь завидовать тем, кого еще вчера так искренне презирал, потому что их мир – он понятен и целостен, они знают, чего хотят, к чему стремятся, какую дорогу нужно выбирать раз за разом, оказываясь на распутье, подсунутом кошмарной судьбой.

А ты…

Ты теперь не знаешь ничего.

Ты не можешь смотреть на мир так, как делал это еще совсем недавно, потому что вдруг на собственной шкуре осознал, что наполненный пытками и убийства мир не так хорош, как могло бы показаться, что быть палачом, даже если твоя жертва грязнокровка – это совсем не предел мечтаний.

Но в то же время ты совершенно не готов принять другой мир, который простилает перед тобой свои объятия, пытаясь вырвать из цепких пальцев старых убеждения и причиняя невыносимую боль.

И тогда ты выбираешь единственный вариант, который поможет тебе выжить – ты просто играешь свою роль.

Делаешь вид, что ничего не изменилось.

Презрительно смотришь на тех, кому завидуешь, и кого тайно ненавидишь за их превосходство над тобой.

Послушно делаешь все то, чего от тебя ждут.

А в глубине души ждешь.

Ждешь того, кто придет и расскажет тебе, что делать со своей разорванной на куски жизнью дальше.

 

Ты – полукровка.

Ты с самого детства балансируешь между двумя мирами – маггловским и магическим, и до сих пор, спустя годы не можешь решить, какой из них тебе дороже.

Ведь о каждом ты знаешь так много, что сам понятия не имеешь, как вся эта информация помещается в твоей голове. Ведь в каждом есть что-то или кто-то настолько дорогие тебе, что ты не знаешь, как твоего сердца хватает на то, чтобы любить одновременно два мира. Потому что воспоминания, чувства, эмоции, полузабытый детский смех, ласковая улыбка матери и заговорщический голос отца – они растворились в обоих мирах сразу, а ты сам растворился в них.

И все же ты мог бы скрыться в тени, не привлекать к себе внимания и не нарываться – вот тогда, может быть, тебе удалось бы пережить этот год без потерь и вернуться домой, к семье, где тебя любят и ждут.

Но ты не можешь.

Ведь твой лучший друг – магглорожденный, и сейчас его нет с тобой рядом, потому что «маггловский выродок» – это приговор, жизнь с которым обрекает на ужасные испытания.

Или, может быть, твоя мать – маггла, и ты не знаешь, как долго сможет чистокровный статус твоего отца защищать ее.

А другие твои друзья? Те, что остались за красной чертой, что не принадлежат миру, в котором ты живешь, магглы, которые теперь становятся лишь расходным материалом в чужих руках?

И вот, ты стоишь в полутемном, пугающе тихом коридоре, освещая стену перед тобой тусклым люмосом, и чуть дрожащей рукой выводишь надпись «ДАМБЛДОРОВА АРМИЯ».

И твое сердце колотится от страха, и ты знаешь, если тебя здесь найдут – то сполна поплатишься за выбор, который сделал в начале этого года.

Но еще ты знаешь, что круциатус – это не худшее наказание, которому тебя могут подвергнуть, потому что опасность, нависшая над жизнями близких тебе людей – это намного больнее.

И ты воровато оглядываешься, но продолжаешь упрямо выводить надпись.

А завтра ты придешь в Выручай-комнату и будешь снова и снова отрабатывать заклинания, потому что это твоя новая обязанность – уметь защитить себя и тех, кто окажется рядом.

И ты будешь сражаться за двоих – за себя и магглорожденного друга, который обязательно стал бы плечом к плечу рядом с тобой, если бы ему предоставили выбор.

Как бы ни было страшно, как бы ни было жаль самого себя, сколько бы круциатусов не пришлось выдержать твоей ничего не стоящей шкуре – ты вытерпишь, ты сделаешь все, что в твоих силах, ради мира будущего, что скрывается за плотной пеленой ядовитого тумана настоящего.

Хотя ты всего лишь подросток, а подросткам не пристало думать о том, что их ждет завтра – они должны веселиться, оглашать Большой зал своим громким смехом, ворчать, глядя на количество домашних заданий, страдать из-за неразделенной любви, а не от боли круциатуса, целоваться при луне на Астрономической башне, красться пустынными ночными коридорами, освещая себе дорогу люмосом, потому что это весело, а не из-за подпольного движения, раскрытие которого может стоить тебе жизни.

Но мир изменился.

А ты изменился вместе с ним.

И теперь ты стоишь посреди ночного коридора Хогвартса и бросаешь вызову целому миру не потому, что это правильно или нужно – а потому, что это то, чего хочешь ты сам.

 

Ты – магглорожденный.

Ты – грязнокровка.

Ты – маггловский выродок.

Но как бы дорог тебе ни был мир магглов – ты перестал принадлежать ему в тот день, когда со странным предвкушающим трепетом вскрывал конверт со своим именем, написанным на нем изумрудными чернилами.

Но как бы дорог тебе ни стал мир магов – ты так и не научился принадлежать ему, словно гость на чужом празднике жизни, всегда в глубине души чувствующий себя посторонним и ненужным, но медленно избавляющийся от этих тягостных ощущений.

А стоило тебе допустить в свои мысли и в свое сердце мысль о том, что ты в этом мире наконец стал своим – как он сам отверг тебя, грубо вышвырнул из рядов избранных, сделал жалким изгоем и пушечным мясом, не дав возможности даже побороться за свою жизнь.

И вот, теперь ты бежишь, бежишь стремительно, со страхом поминутно оглядываясь назад, пугаясь каждой подозрительной тени, с мелькающими в ней отголосками страшного призрака смерти.

Бежишь, чужой в любом из миров, выброшенный на свалку, как сломанная, вывалянная в грязи игрушка.

Бежишь, потому что даже твоей семье теперь будет безопаснее без тебя, и у тебя не было сил спрашивать их мнения на этот счет, когда ради спасения их же жизней ты развернулся и ушел, не позволяя себе оглядываться назад или сомневаться, продолжая повторять себе раз за разом, что это – только твой выбор.

Хотя на самом деле выбора у тебя больше нет.

Есть только одиночество.

Есть темный лес с таящимися за каждым деревом воображаемыми боггартами твоей души.

Есть судорожно сжатая в подрагивающей руке волшебная палочка – признак того, что ты не сошел с ума, что тот мир действительно существовал.

Мир, от которого ты теперь бежишь.

Мир, осыпающийся на твое сердце пеплом родных, таких значимых воспоминаний: завтраки в Большом зале; мерный храп на истории магии; первая удачная трансфигурация спички в иголку; Хогсмид с его уютными кафешками и магазинчиками; разговоры в гостиной, которые ярче огня в камине; разливающееся по телу тепло, когда стоящий рядом человек огрызается и защищает тебя от нападок и зло брошенного кем-то слова «грязнокровка», а ты понимаешь: вот оно, ты нашел в этом мире что-то важное, что-то, за что стоит цепляться, за что стоит отдать жизнь – ты нашел друга…

А теперь тебе остается только бежать, скрываться, спасать собственную жизнь.

И ждать, лишь ждать того момента, когда все изменится, когда ты сможешь остановиться и побороться за себя и за близких тебе людей.

И пусть эта борьба будет стоить той никчемной жизни, которую ты сейчас спасаешь – тогда ты поймешь, что все было не напрасно.

Что это стоило того – бежать.

 

Ты – чистокровный. Однажды ты простишь себя за свою покорность и прекратишь просыпаться от собственного крика по ночам.

Ты – полукровка. Однажды кто-то просто молча обнимет тебя, не в силах произнести простое «спасибо», и ты поймешь его даже без слов.

Ты – магглорожденный. Однажды, когда твой ребенок придет за своей первой волшебной палочкой, ты осознаешь, к чему ты бежал, и наконец примешь себя.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

лондонский дождь
лондонский дождь
Была на сайте никогда
Читателей: 1 Опыт: 0 Карма: 1
все 1 Мои друзья