Без заголовка

Кое-что о том, чего Гарри не помнит

 

Гарри один год и семь месяцев

Петуния сидит в кресле у окна и при тусклом свете лампы читает мальчикам маггловские сказки. Небо за окном мерцает мириадами звезд и сонливость начинает одолевать ее, но стоит оторвать взгляд от книги, как она замечает: глаза Дадли закрыты и грудь его равномерно вздымается – малыш уснул. Петуния пристраивает сказки на подоконнике, подходит к кроватке сына и едва уловимо, чтобы не разбудить, с нежностью целует его в лоб. С ласковой улыбкой потрепав жиденькие белокурые волосики сына, она переводит взгляд на второго мальчика и удивленно замирает на месте: Гарри не спит, лишь спокойно глядя своими большими глазами на нее. Петуния несколько секунд неуверенно топчется на месте, словно впервые в жизни не зная, что делать дальше, после чего неосознанно едва заметно кивает. Она медленно подходит к малышу, наклоняется и целует его в лоб. Когда Петуния поднимает глаза, то видит, что лицо Гарри расплылось в обезоруживающей улыбке – не удержавшись, она улыбается племяннику в ответ.

 

Гарри два года и три месяца

Гарри заболел. Температура практически под сорок, он мечется во сне, что-то бормочет и практически сгорает на глазах – никакие медикаменты не помогают, а врачи лишь разводят руками.

В какой-то момент Петуние даже приходит в голову мысль, что у волшебников наверняка есть какое-нибудь целительное зелье, которое в раз поставит Гарри на ноги, но она тут же с испугом отметает эти глупости. Не хватало еще додуматься до того, что магия (в определенные моменты жизни) – это не так уж и плохо.

Не привыкший к тому, чтобы ему уделяли так мало внимания, Дадли громко стенает, плачет, зовет маму, и сердце Петунии кровью обливается от того, что она не может уделять достаточно внимания своему Дадличку. Но ей почему-то кажется, что стоит оставить Гарри одного хотя бы на пять минут – и, вернувшись, она уже не сможет его спасти. Петуния не даст мальчику умереть на ее руках. Хотя бы это она должна Лили.

Петуния ночи проводит возле Гарри, практически не спит, пичкает его лекарствами, регулярно вытирает пылающий лоб, ругается с бестолковыми врачами, которые ни черта не соображают, и в конце концов мальчик выздоравливает.

 

Гарри три года

Петуния с холодным: «С Днем Рождения», – протягивает Гарри игрушку, и тот смотрит на нее так, словно думает, что стоит лишь моргнуть – как чудо исчезнет. Отчего-то вдруг начиная чувствовать себя виноватой, она куда мягче укладывает подарок прямо в руки мальчика, давая понять, что отныне это действительно принадлежит ему. Гарри, наконец поверивший, что ему вручили взаправдашний подарок, широко улыбается и крепко-крепко обнимает присевшую перед ним на корточки Петунью. Она понятия не имеет, как на это реагировать, но вдруг чувствует, как в груди разливается странное, смутно знакомое тепло, неловко треплет мальчика по голове и тут же отстраняется от него. 

Спустя какое-то время Дадли, уверенный, что в этом доме только он имеет право на подарки и мамину любовь, крадет игрушку. Гарри, который старался никогда с ней не расставаться, очень сильно расстраивается и явно едва удерживается от того, чтобы заплакать. Но Петуния уверена, что раз мальчишка сам потерял игрушку – это должно быть ему уроком. Смутная мысль о том, что можно было бы купить новую, быстро отметается.

 

Гарри три года и восемь месяцев

Петуния любит своего сына, она невероятно сильно любит своего сына и готова простить ему все. По крайней мере, она твердо уверена в этом до определенного момента. Когда милый Дадличек, хороший и скромный мальчик, на ее глазах намеренно толкает Гарри да так, что тот кубарем летит по лестнице вниз и лишь чудом отделывается синяками да ушибами, она едва ли не впервые в жизни ругает своего сына. 

В какой-то момент Петуния даже думает о том, что они с Верноном что-то упускают в воспитании собственного ребенка, но эти мысли быстро отправляются на свалку и она убеждает себя, что случившееся – простая случайность, и что вообще зря она отругала Дадличку.

Но незримое чувство вины все равно остается витать на задворках сознания, и пока ушибы да ссадины не проходят, ее отношение к Гарри становится куда теплее, а к Дадли – куда холоднее, хотя сторонний зритель едва ли заметил бы изменения.

 

Гарри четыре года и один месяц

Мальчик целеустремленно топает по коридору, когда слышит, что из комнаты дяди и тети доносятся чьи-то приглушенные всхлипывания. После минутного колебания он все же тихонько проскальзывает внутрь – не из-за глупого любопытства или чего-то подобного, просто Гарри думает о том, что если может хоть чем-нибудь помочь – то обязан это сделать.

Петуния сидит на полу и вокруг нее разбросаны фотографии. Гарри мельком замечает, что в основном на них изображены две маленькие девочки – светловолосая, почти всегда насупленная, и солнечно улыбающаяся рыжая. Он подходит ближе, обнимает тетю и тоже начинает плакать, надеясь, что так ей станет лучше, а хотя бы небольшая частичка того, что тяготит тетушку, перейдет к Гарри. Петуния непроизвольно обнимает его в ответ и какое-то время они просто сидят, пока она не берет себя в руки и достаточно мягко выпроваживает Гарри из комнаты.

 

Гарри пять лет и два месяца

Петуния стоит у стола и умиротворенно режет лук, но в какой-то момент нож соскальзывает и она недовольно шипит от боли, когда на пальце проступает кровь. Неподалеку сидевший Гарри тут же подскакивает к ней и по взгляду мальчика становится ясно – для него эта маленькая ранка равносильна смертельному ранению. Когда Петуния уже собирается холодно отправить племянника в его комнату, она замечает, что рана вдруг начинает затягиваться и от нее не остается и следа. Несколько секунд Петуния ошарашенно смотрит на собственный палец, потом переводит взгляд на Гарри и медленно приходит понимание. Испуганно отшатнувшись от него, она опрокидывает несколько тарелок и это приводит Петунию в чувство. Она зло хватает ничего не понимающего мальчика за рукав и заталкивает его в чулан под лестницей со злым: «Будешь сидеть здесь, пока не отучишься делать всякую дрянь!»

Петуния не обращает внимания ни на вопросы Гарри, ни на его испуганные крики, ни на слезы, которые вскоре доносятся из-под лестницы. Важно, чтобы мальчик получил наказание, а на все остальное ей плевать. Абсолютно точно плевать. По крайней мере, Петуния мысленно повторяет это раз за разом, словно в попытке убедить саму себя.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

лондонский дождь
лондонский дождь
Была на сайте никогда
Читателей: 1 Опыт: 0 Карма: 1
все 1 Мои друзья