Без заголовка

Представьте себе мальчика. У этого мальчика есть семья, он обеспечен и любой его каприз исполняется тут же, стоит лишь озвучить желание. Его друзей сложно назвать друзьями, но мальчику достаточно их внушительного присутствия, а почему они рядом – совсем неважно. У мальчика есть определенные идеалы, определенные взгляды на жизнь, которые веками царили в его семье, и он уверен в истинности этих убеждений. А потом упорядоченная, правильная жизнь мальчика вдруг оказывается хрупка, как карточный домик, но он осознает это лишь тогда, когда лежащая прямо под ним карта уплывает из-под ног, и мальчик стремительно летит вниз, теперь лишенный возможности выбирать потому, что совсем недавно уже сделал свой неправильный выбор. 

 

Мальчик вляпался, по самые уши вляпался в такое дерьмо, из которого теперь никак не выбраться. Он был уверен, что силен. Был уверен, что пытать, убить человека ради достижения цели – это очень просто, но реальность вдруг показала, что все совсем не так. Его жизнь больше не его жизнь, его дом больше не его дом, он сам – слаб, труслив и беспомощен. На каждом шагу мальчика поджидают те, к кому он сам когда-то мечтал принадлежать – Пожиратели смерти, кровожадные, плотоядно ухмыляющиеся, требующие, чтобы он был таким же, как и они. И мальчику страшно. Страшно поворачивать за угол, страшно заглядывать в глаза тетушке, страшно от разочарования, сквозящего во взгляде сломленного отца. Страшно испытывать боль. С некоторых пор он – никто, а «никому» нигде нет места. 

 

«Отнеси еду – ты только на это и годен…» – брезгливо бросает тетушка, и мальчик не знает, куда девать глаза. Если он поднимет взгляд на тетушку – она увидит страх, если потупится – она все равно осознает, что мальчик боится. Но тетушка только фыркает так, что по коже бегут испуганные мурашки, и отворачивается, а мальчик спешит убраться оттуда подальше. Он знает, куда нести еду. 

 

Подземелья промозглые и сырые, мальчик практически чувствует, как влажный воздух продирает путь через его горло к легким, но продолжает спускаться. Странным образом ему вдруг становится… легче? Здесь за каждым углом не таятся ни осуждающий взгляд отца, ни брезгливо поджатые губы тетушки, ни обреченные глаза матери, ни насмешки Пожирателей, ни гнев Темного лорда… А чего еще он может желать? 

 

Но когда мальчик подходит к двери, ведущей в нужное ему подземелье, он слышит это. Пение. Нестройное, не попадающее в ноты. Два голоса: один — по-старчески хриплый, другой – по-девичьи звонкий. Мальчик застывает, не в силах слушать этот признак продолжающейся жизни от людей, которые давно должны были отчаяться. В его душе поднимается зависть – почему, черт возьми, ПОЧЕМУ они, пленники, измученные, изголодавшиеся, столько раз подвергавшиеся пыткам чувствуют себя свободнее, чем он в родном доме? Почему в их голосах слышится надежда, которую потерял он?! 

 

Мальчик опускает поднос на пол, прижимается к двери и съеживается в комок. Жалость к себе отчаянной волной затапливает его душу, но мальчик еще не осознает, что нашел в этом чужом ему месте маленький уголок, где не так страшно, не так тоскливо, не так одиноко. Где ему, продрогшему в согретом заклинаниями доме до самой глубины сердца, вдруг становится чуточку теплее. 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

лондонский дождь
лондонский дождь
Была на сайте никогда
Читателей: 1 Опыт: 0 Карма: 1
все 1 Мои друзья